Сказка. Как я рисовал бобра

15:26, 19 января 2018

Эта история случилась накануне Нового года. Сейчас я удивляюсь: как могло произойти такое?!

Впрочем, что было – то было, и это может подтвердить моя жена, которая стала непосредственной участницей удивительного события, о котором хочу рассказать. А дело было так... 

Одна газета предложила напечатать на детской страничке мою сказку о бобрах. «Только к ней нужен рисунок, а у нас художника в штате нет, – сказали в редакции. – Может, вы сами сделаете иллюстрацию?» Я недолго думая согласился и решил нарисовать бобра с натуры.

Обещать-то обещал, но как это выполнить? Честно говоря, живых бобров я никогда не видел, только на фотографиях да в телепередачах. Слышал, что в наших краях, на реке Угре, бобров можно встретить в заповеднике, но животных там беспокоить нельзя. Задача казалась почти невыполнимой, но помог случай.

Как-то вечером мы с женой прогуливались недалеко от дома. Живём мы на окраине города, места здесь тихие, река и лес рядом. Неудивительно, что некоторые лесные жители, идя по своим делам, иногда попадаются на глаза горожанам. Соседи, например, как-то видели недалеко от дороги мелькнувший хвост рыжей лисицы, а мы однажды встретили прямо возле подъезда деловито спешащего куда-то ёжика. 

Вот и в этот раз, заметив вдалеке за кустами какого-то зверька, мы замерли, стараясь не шуметь. Кто это? Для ежа – крупноват, на лисицу или собаку непохож…

– Кажется, я его узнал, – шёпотом сказал я.– Это бобёр!

– Да ну! – изумилась жена. – Быть не может!

И тут же опровергла сама себя:

– Нет, точно бобёр! Ой, смотри, к нам идёт…

– Не бойся, – успокоил я. – Они не кусаются, только деревья грызут.

Бобёр меж тем подошёл прямо к нам.

– Здравствуйте! – вежливо начал он. – Извините, что беспокою, но… Сам я не местный, в смысле, не из города. Понимаете, пошёл за подарками к Новому году ну и заблудился чуток.

– Да он говорящий! – воскликнула жена. – А какой симпатичный…

– Чему же ты удивляешься, – заметил я, хотя сам был поражён не меньше. – В моих сказках вообще все животные разговаривают, ты уж привыкнуть должна.

– В сказках, говоришь?.. А ведь он очень кстати! Тебе же нужно нарисовать бобра! Вот, пожалуйста, живая натура! 

Я мысленно похвалил жену за сообразительность. А она продолжала, обратившись к зверьку:

– Уважаемый бобёр! Или бобр? Прошу прощения, не знаю, как вас правильно называть…

– Можно и так и так, – хмыкнул бобёр.

– Так вот, уважаемый бобёр. Не могли бы вы позировать моему мужу для рисунка? Ему очень нужно, чтобы сказку напечатали в газете. 

Бобёр встретил предложение без особого энтузиазма.

– Даже не знаю… Я вообще-то не фотогеничный, да и времени нет…

– Мы вам заплатим! – решительно добавила жена.

– Чем ты ему собираешься платить? – шёпотом спросил я. – Бобры деньгами не пользуются, по магазинам не ходят.

– Натуральной древесиной, – так же шёпотом ответила жена. – У нас в кладовке для всяких поделок лежит ножка от старого стола, он вроде был из красного дерева… Давай её подарим!

Бобёр вежливо покашлял, чтобы привлечь наше внимание.

– Пожалуй, я согласен. Только если недолго.

Когда мы втроём вошли в квартиру, бобёр сразу же удобно устроился в моём любимом красном кресле. Я вздохнул, но из гостеприимства промолчал и, расположившись за столиком напротив, разложил карандаши и бумагу. В этот момент жена позвала меня на кухню.

– Как ты думаешь, что предложить гостю? Кофе или чай? Не знаешь, что любят бобры? 

– Они речную воду пьют, уж никак не кофе. А насчёт еды – надо сразу отдать ему эту ножку от стола… 

Но когда я вернулся в комнату, оказалось, что наш гость уже чем-то закусывает. Выглядел он весьма довольным.

– Вкусно! – бобёр вытер усы. – Большое спасибо. Ваша супруга прекрасно готовит эти веточки. Вот только чёрные косточки внутри мешают жевать.

– Это не косточки, а грифель, – заметил я. – Вы только что съели мои карандаши, уважаемый. На здоровье, конечно, но чем теперь прикажете вас рисовать?

– Ешьте-ешьте!– вступилась за бобра жена. – Карандашей у нас много. 

И, чтобы перевести разговор на другую тему, спросила гостя, где он живёт и большая ли его семья.

Бобёр охотно поведал, что проживают они в трёхкомнатной норе, причём одну комнату сдают жильцам, молодым выхухолям. А в бобровом семействе – четверо детей, два мальчика и две девочки. Места всем хватает. 

– А как вы собираетесь встречать Новый год?– продолжала расспросы жена. – Что у вас принято в праздники подавать на стол?

Бобёр улыбнулся, показав крупные передние зубы:

– Пища у нас простая. В основном кора деревьев или молодые побеги. Жёлуди едим тоже. Но древесину дуба используем только для построек, жестковата она. А вот это… – он показал лапой на наш подарок, ножку от стола, – мы, извиняюсь, не употребляем. Красное дерево – штука дорогая, редкая. Оно ценится людьми, но для нас, бобров, совершенно не питательно. Мы предпочитаем родные осины. Ну и ещё иву, тополь, берёзу…

Гость хорошо разбирался в древесине. От него я узнал, что «красное дерево» – это общее название для множества деревьев разных видов, растущих в тропических странах. И что «морёный дуб», который тоже используют для изготовления дорогой мебели, называется так не потому, что плавал в море. Его добывают со дна рек и озёр, где дерево, пролежав сотни лет под слоем ила и глины, приобретает особенную твёрдость и необычный тёмный цвет. 

А я, в свою очередь, рассказал новому знакомому, что из его любимой осины люди делают спички. А также из тополя и липы. Кстати, мягкая, удобная в обработке древесина липы испокон веков использовалась людьми для различных поделок: посуды, ложек, детских игрушек. А из лыка (липовой коры) раньше плели лапти. Ещё я отметил, что карандаши, которыми гость полакомился, делают из ели, сосны, кипариса или можжевельника. А бересту (берёзовую кору) в древности, когда ещё не изобрели бумагу, использовали для письма и рисования.

– Но на бумаге или картоне рисовать, конечно, удобнее, – добавил я, делая последние штрихи. – Вот ваш портрет, уважаемый. Полюбуйтесь!

Наш лесной гость долго рассматривал рисунок.

– Я здесь – словно отражение в воде… – наконец вымолвил он. – Удивительно!

– А знаете что, – решительно сказал я, – возьмите этот портрет в подарок. На память о нашем знакомстве. 

– Но как же рисунок для газеты? – неуверенно возразил бобёр. Видно было, что портрет ему нравился, и отказывается он лишь из вежливости.

– В газету я нарисую по памяти. 

– Конечно, нарисует!– вступила в разговор жена. – Мы ведь не можем вас отпустить без подарка к Новому году. А это - вашим детям. Пусть учатся рисовать!

И она протянула бобру коробку с новыми цветными карандашами. Хорошо придумала! Ведь и в самом деле, карандашей в нашем доме ещё много, а маленьким бобрятам они очень пригодятся. Лишь бы они использовали их по назначению…

Василий КОТОВ.

Рисунок автора.