Жила-была Котя

09:47, 10 февраля 2018

Жила-была в одной семье маленькая кошечка Котя

Красивая, со светлыми полосками по т?мной ш?рстке, с белыми грудкой и лапками. Жила она в этой семье вместе с мамой Вас?ной, двумя братиками и двумя сестричками. Но постепенно братиков и сестричек разобрали в другие семьи – чтобы они там играли с детками, а когда вырастут, завели бы своих котяток. Так рассказывала мама. 

Киса Котя сначала не очень-то и жалела, что е? пока не взяли, ведь она могла спать в одной корзинке с мамой и жить привычным укладом – играть с клубком, лакать сливки и получать вкусный хрустящий корм. 

Но потом мама Вас?на сказала, что скоро за Катей приедет бабушка Татьяна и заберет е? в свою семью – играть с внучкой Машей и внучком Сашей. Они были еще маленькие детки, только ходить научились, и очень хотели кот?нка – им тоже хотелось о ком-то заботиться. 

Котя стала ждать этот день, но и боялась тоже. Как она останется совсем одна, без мамы, без уютной корзины и будут ли добры к ней в новом доме? Иногда она даже тревожно просыпалась, но чувствовала рядом мамино дыхание и успокаивалась. Забрать Котю должны были под самый Новый год. 

Что такое Новый год, Котя ещ? не знала – ведь ей было только три месяца от роду. Однажды она вышла в подъезд и увидела приоткрытый вход в подвал. Мама сказала, что там жив?т папа по имени Цезарь, он ловит мышей, крыс и сильный, как настоящий тигр! Слова «папа», «Цезарь» и «тигр» Котя отчего-то сразу запомнила. А потом забыла. 

- До Нового года осталось три дня, – услышала Котя по радио. 

Тут прозвенел дверной звонок, хозяйка бросилась открывать, и Котя вдруг поняла – это пришли за ней. Она было спряталась под диван, но мама Вас?на намурлыкала ей что-то успокаивающее – дескать, все кошечки должны жить у своих хозяев, и Котя вышла. 

За ней приехала бабушка Татьяна. Она и раньше приезжала, и Котя знала – добрая. Она была большая, румяная с морозца и пахло от нее печеньем и молоком. 

- Ой, какая красивая Котя у вас! Вот будет нашим деткам  радость! 

Котю посадили в корзинку, укутали в т?плый плед – красный с белым, бабушка Татьяна села в старенький автобус. Он мерно покачивался, и Котя сама не заметила, как задремала. 

Проснулась она от полной тишины. Выглянула из корзинки – за окошками темно, бабушка дремлет, а водитель где-то снаружи возится с мотором. 

Коте вдруг очень захотелось выйти – молока много выпила, и выйти нужно было непременно, ведь она воспитанная кошечка. Одним прыжком она покинула корзинку, юркнула в проем двери, рассчитывая, что там будет лоточек с песком, но… утонула по самый нос в мягком снегу. 

И замерла! По дороге передвигалось что-то огромное, светящее большими желто-фиолетовыми глазами… Котя метнулась прочь от чудища и затаилась в мохнатых от снега кустах на окраине леса… 

Да, она испугалась. Ну и что? Она ведь ни разу в жизни не выходила из дома и не видела машин даже дн?м, не то, что ночью, с горящими фарами. Тут даже любой щенок, будущий взрослый сторожевой п?с, испугался бы, да. 

Только она подумала, что пора возвращаться в автобус, в теплую корзинку, как мотор заурчал, дверца с лязгом захлопнулась, и автобус натужно пополз вверх по дороге, а освещенная светом салона пятнышко становилось все меньше, меньше, пока не исчезло совсем. 

Котя огляделась – вокруг темной стеной стоял ночной лес, сверху сияли крупные звезды и где-то далеко-далеко, едва видимо, переливались огоньки микрорайона, куда ее везла бабушка Татьяна… 

- Мяу-у-у-у… - попробовала жалобно мяукнуть Котя и хотела заплакать, но тут вспомнила, что кошки не умеют плакать, даже маленькие. 

- Т-с-с…- услышала она вдруг рядом, обернулась и увидела белое ушастое существо, в шубке с т?плым подшерстком и дрожащее явно не от холода. – Ты что шумишь? Лиса шныряет совсем рядом, и если что… 

Не успел зайчик договорить, а это был, конечно же, он, как в кусты просунулась острая рыжая мордочка с оскаленными клыками: 

- То-то я сейчас полакомлюсь, - прошипела лиса, зубы щ?лкнули в предвкушении, и она бросилась вперед. 

Зайчик закрыл глазки, прижал уши и замер от страха… А Котя… Она вдруг издала странный утробный рык, прыгнула высоко всеми четырьмя лапами и обрушилась на оскаленную мордочку лисы! 

Лиса мотнула головой раз, другой, третий – не тут-то было! Острейшие коготки всех четырех лап храброй Коти впились в шерсть, в ухо и даже в лисий нос – ей было очень больно… 

Лиса заскулила и метнулась сквозь кусты в самую чащу… Острые обледенелые ветки хлестали вцепившуюся в морду лисы кошечку,  еловые – норовили оцарапать, а потом лиса крутнулась так сильно, что Котя невольно разжала коготки и покатилась кубарем в глубоком мягком снегу! Она тут же вскочила, готовая отразить нападение, но услышала, как рыжая, жалобно тявкая, убегает прочь, восвояси… 

Напряжение оставило кису. Котя - она ведь была еще совсем маленький котенок - легла на снег и снова замяукала, жалобно и тихо… Чтобы не услышал никто зубастый, но мама-то должна услышать! 

- Эй, эй… - белый зайчонок выскочил на край полянки, но опасливо там и остановился. – Ты кто? 

- Я – Котя… Моя мама – Вас?на… 

 - Лос?на? Что-то не похожа ты на лося… 

- А папа мой – тигр! – вспомнила Котя слова мамы. - Сильный-пресильный! 

 Зайка присмотрелся внимательнее: 

- О! Так, значит, ты тоже - тигр?

- Да. Тигрица. Только еще маленькая. 

- А где ты жила раньше? 

- Дома. 

- А ехала куда? 

- Домой.  

- Странные вы звери, тигры… - задумчиво сказал зайчик. – Но смелые! Если бы не ты – лиса меня бы съела! 

- Как это можно – живых есть? – удивилась Котя. 

- В лесу так бывает… - вздохнул звер?к. 

Зайчик оглянулся, что-то расслышав большими своими ушами, и сказал: 

- Смотри на дорогу! Твой автобус возвращается, чтобы отвезти тебя из дома… домой, правильно? 

- Наверное… 

Она и сама увидела – автобус вернулся, бабушка Татьяна вышла и стала звать Котю: 

- Киса, киса, киса… 

- Ну я пойду? – неуверенно попрощалась Котя. 

- Иди. Тебя ждут. 

- А тебя? 

- У меня норка рядом – посмотри!

Котя посмотрела: в кустах была нора, оттуда вылезли папа зайчик, мама зайка и два зайчонка. Все хлопали лапками по насту, приветствуя кису. 

А сорока Пелагея летала над рощей и трещала без умолку: 

- Лисе в этот лес больше хода нет! У нас теперь тигр жив?т! Никого в обиду не даст! 

Котя же стремглав бежала к автобусу, через минуту была уже на руках у бабушки Татьяны, а еще через минуту -  спала в корзинке, укрытая т?плым мягким пледом. 

Маша и Саша очень обрадовались, что Котя нашлась. Они так ждали, когда у них появится свой кот?нок, что даже построили Коте маленький домик - с кроваткой, с балкончиком и настоящим садиком рядом! 

Новый год Котя встречала в своем домике, и Дед Мороз прин?с подарки всем деткам и ей – красную шапочку с помпончиком, сливки и сладкий белый зефир! 

«Так вот какой он, Новый год…» - думала Котя. А год уже бежал вовсю, и Котя росла, а по выходным ездила в корзинке с бабушкой Татьяной проведать и прежний дом, и маму Вас?ну, и папу Цезаря,  который, как стало теплее, выходил на улицу и зорко следил, чтобы чужие не ступали в его владения… И леса Котя больше не боялась. 

…Вот так и живет кошечка Котя. Шкурка ее стала серебристой, царственной, и вся она – ладная, гибкая, красивая, с белыми грудкой и лапками.

Пётр КАТЕРИНИЧЕВ.

Рисунок Василия КОТОВА.