О чём рассказал и что услышал ветер

15:20, 16 июля 2018

Сказка.

Вечный странник, вольный и свободный Ветер летел над землёй, шевеля кроны деревьев, взметая пыль по обочинам дорог и проскальзывая лёгким сквозняком в приоткрытые окна домов. В одном из таких окон, на верхнем этаже жилого дома, висела Занавеска. Воспользовавшись тем, что окно открыто, она вырвалась из душной комнаты, и теперь развевалась снаружи. 

– Эй, что ты там дрожишь, шёлковая моя? – весело крикнул Ветер трепещущей Занавеске. – Ступай домой, а то, чего доброго, простудишься! 

Он любил шутить, потому что был свободным и независимым. Но Занавеска ответила вполне серьёзно, даже с грустью:

– Ах, если бы ты знал, как мне надоело висеть на одном месте! Всю жизнь смотрю в окно, а что творится в мире за окном – и знать не знаю. А ведь всё могло сложиться иначе, если бы я родилась корабельным парусом. Странствовала бы по морям и океанам, видела берега далёких загадочных стран… Такой жизни можно только позавидовать!

– Ты так считаешь? – усмехнулся Ветер. – Ладно, если встречу в пути корабельный парус, обязательно передам ему твои слова.

И полетел дальше. Свободный, быстрый и неудержимый, он очень скоро достиг ближайшего моря и увидел возле берега парусную рыбацкую шхуну. Ветер спустился пониже и надул большой белый Парус. Это была его любимая игра – надувать паруса кораблей, заставляя их мчаться по волнам всё быстрее, словно играя вперегонки. Ветер знал, что он легко обгонит любое быстроходное судно, поэтому смотрел на парусники немного свысока. Но при случае не прочь был поболтать с парусами по-приятельски.

– Здравствуй, морская душа!– просвистел Ветер ближайшему Парусу. – Привет тебе от одной молодой особы, шёлковой занавески. Между прочим, очень хороша собой – вся такая белая, в кружевах. Вот только скучает одна в четырёх стенах и целыми днями смотрит в окно. О парусах мечтает! Очень завидует вашей вольной и романтичной жизни… 

– Ух! Нашла чему завидовать! – проворчал Парус. – Разве это романтика – быть всё время привязанным к мачте? Если штиль, безветренная погода – болтаемся без дела, как тряпки. Но лишь подует в спину ветер – сразу за работу: тянем корабль вперёд изо всех сил, так, что полотно от натуги трещит. А случись шторм – паруса и порвать может, и отправить на дно морское вместе с мачтами и кораблём. Нет, уж если стоит кому-то завидовать – так это чайкам морским!

Парус шумно вздохнул и весь всколыхнулся от наполнявших его чувств.

– Представляешь, – продолжал он рассказывать Ветру, – этих счастливых птиц никто не держит на привязи! Куда хотят – туда и летят. Захотели отдохнуть – присядут на мачту какого-нибудь корабля. Захотели подкрепиться – целое море живой рыбы у них под крылом: поймала рыбку, пообедала и – лети себе дальше! 

– Ладно, мне тоже лететь пора, – ответил Парусу непоседливый Ветер.– Счастливого плавания! Обещаю, что передам от тебя привет первой же чайке, которую встречу!

Первая Чайка встретилась Ветру далеко в открытом море, когда уже близился вечер. Солнце багровым шаром опускалось за горизонт, словно тонуло в сверкающих алых волнах. На фоне закатного неба чёткий силуэт летящей птицы выглядел очень красиво.

– Привет, крылатая! – крикнул ей Ветер. – А ты неплохо смотришься здесь, в небесах! Верно сказал недавно один мой знакомый Парус: если есть на свете счастливые существа – так это вы, чайки.

– Ха!– резко крикнула Чайка.– Ничего твой Парус не знает о нашей жизни. На самом деле быть птицей не так-то просто. Приходится часами кружить над морем, пока не высмотришь и не поймаешь маленькую рыбку. Крылья устают так, что любой улов не в радость. А ведь надо ещё кормить птенцов, которые ждут в гнезде, на скалистом острове! Нет, уж если кто получает удовольствие от полётов, так это люди. Иначе зачем бы они понастроили для себя столько крылатых машин-самолётов? От них уже в небе стало тесно…

И Чайка, с досадой махнув крылом, улетела прочь.

Ветер тоже полетел дальше. Наступила ночь, и в чёрном небе, закрытом тучами, не было видно ни Луны, ни звёзд. Только вдалеке медленно двигалась в темноте мигающая красная звёздочка. 

Любопытный Ветер подлетел ближе и увидел, что мигающий красный огонёк – сигнальный фонарь на крыле летящего самолёта. «Вот о каких машинах говорила мне Чайка, – подумал он. – Выглядит внушительно! И мчится так быстро, что мне не угнаться. Интересно, что там внутри! Попробую заглянуть через окна-иллюминаторы…»

Ветер увидел внутри самолёта ряды кресел, в которых спокойно дремали пассажиры. Но в пилотской кабине никто не спал. Командир экипажа крепко держал в руках штурвал, а второй пилот и штурман следили за показаниями приборов.

– Командир! – встревоженно сказал штурман. – Погода ухудшается. Прямо по курсу – грозовые тучи.

– Поднимемся выше! – скомандовал командир экипажа.– Пересчитайте курс. 

– Если будем набирать высоту – придётся потратить много топлива, – заметил второй пилот.– Хватит ли его, чтобы дотянуть до аэродрома?

– А если лететь прежним курсом – попадём в грозу! Это куда опаснее. Так что придётся рискнуть.

– Не забывайте, что у нас полный самолёт пассажиров! – сказал штурман. – Мы отвечаем за их жизни и не имеем права ошибиться!

– Всё будет нормально, – уверенно ответил командир. – И долетим, и сядем по расписанию.

Крепко сжимая штурвал, он улыбнулся, вспомнив о своей маленькой дочке, которая ни за что не засыпала, пока папа не возвращался из вечернего рейса. Наверняка ждала его и сейчас. Разве мог он обмануть её ожидания! 

«Оказывается, непростое это дело – управлять самолётом, – думал Ветер, который летел рядом с пилотской кабиной и слышал разговоры. – Особенно, когда от тебя зависят чужие судьбы. Как я завидую таким сильным и мужественным людям! Жаль, что ничем не могу им помочь…»

И, печально вздохнув, отстал от самолёта, который приближался к тёмным грозовым тучам.

  А в это время в комнате на последнем этаже жилого дома маленькая девочка стояла у раскрытого окна, в котором трепетала на ветру лёгкая белая занавеска. Было уже поздно, но девочке не спалось. Где-то далеко, у самого горизонта, гремели грозовые раскаты, и тёмное небо озарялось сполохами молний. Не было видно ни Луны, ни звёзд, только маленький красный огонёк, мигая, двигался в темноте.

– Доченька, ты опять не спишь, – зайдя в комнату, укоризненно сказала мама.– Нехорошо! Что скажет папа, когда вернётся из рейса?

– Я его дождусь! – сказала девочка и показала рукой на маленькую красную звёздочку, которая, мигая, медленно приближалась к земле. – Смотри, самолёт садится! Это папа, правда?

– Правда, моя хорошая! – улыбнулась женщина. Подойдя к окну, она обняла девочку и погладила её по голове. А потом поправила выбившуюся наружу занавеску.

Всё это видел и слышал Ветер, вернувшийся в город после длинного и непростого пути. Ветер всегда возвращался в те места, где он уже побывал. Так же, как люди, всегда возвращаются к тем, кто их любит и ждёт.

Василий КОТОВ.