А в детстве была война

13:38, 31 августа 2018

Воспоминания старого калужанина.

На несколько часов затянулась наша беседа с Владимиром Морозовым о его будущей книге «Воспоминания старого калужанина». В ней он расскажет в том числе  и о событиях времен Великой Отечественной войны, которую ему довелось увидеть воочию.  В прошлом номере мы опубликовали первую часть воспоминаний о войне Владимира Николаевича. Сегодня продолжение рассказа, связанного с оккупацией и освобождением Калуги и области. (Повествование ведется от первого лица.)

Через несколько дней ребята пошли в школу, а мама на завод.  В городе снова появилось множество госпиталей. Я с ребятами из нашего класса часто ходил в госпиталь, который размещался в нашей школе. Мы выступали перед ранеными. Я играл бравого солдата Швейка, а один из моих друзей - доктора пропаганды Геббельса. Сюжеты для интермедий мы брали из киножурналов, которые демонстрировались перед художественными фильмами. Но больше нам приходилось выносить утки и судна, так как санитарок не хватало. Очень часто в госпиталь привозили новых раненых. И мы слышали, что опять привезли из-под Зайцевой Горы. И это продолжалось весь 1942 год и до августа 43-го. Полтора года там шли ожесточённые бои. В результате зимнего наступления линию фронта отодвинули от Москвы на 300-400 км. А Зайцева Гора находится в 250 километрах от Москвы, да ещё на хорошем стратегическом шоссе. Вот и штурмовали наши войска эту высоту и несли огромные потери.  

В 1942 году немецкая авиация довольно часто совершала налёты на Калугу. На склоне к Яченке, рядом с Симеоновым городищем, стояла батарея зенитных орудий. Зенитчиками были одни девушки. Они вели огонь по налетавшим самолётам. 

Весной 1942 года мы с мамой вскопали в саду примерно 2 сотки целины. Дернину сбрасывали в воронку от бомбы, туда же несли и мы, и соседи разные ненужные вещи вплоть до старых кроватей и сундуков. Посадили на этой земле картошку. Точнее, очистки от картошки. Мама покупала картошку на базаре и срезала с неё толстые очистки, где были глазки,  картошку мы варили, а очистки сажали. 

Зато уже вторую военную зиму мы не умирали с голода, картошки было много. Но это будет осенью и зимой, а весна и лето 1942-го были ещё очень голодными. На троих мы получали 1 килограмм хлеба в день - 500 граммов на маму и по 250 на меня и на отца, больше практически ничего. 

Летом ходили с ребятами на Яченку купаться. И не только купались, но и ловили плетушкой рыбу. Для этого один держал корзинку около берега, а другой заходил на 3-4 метра выше по течению, палкой и ногами бил по прибрежной растительности, выгоняя из нее рыбу. И надо было вовремя быстро вынуть корзинку из воды. Иногда на дне оказывалась рыбёшка. Конечно, большой рыбы в маленькой речке не было, но немного мелочовки приносили домой.

Зимой мы опять много ходили в госпиталь к раненым. Длинными зимними вечерами рано ложились спать, но засыпать сразу не получалось, и мама по памяти пересказывала мне целые романы, которые прочитала в детстве и юности. В основном это были произведения западной классики: Майн Рида, Жюля Верна, Вальтера Скотта, Чарльза Диккенса, Виктора Гюго и других.

Весной 1943 года я с соседом Славкой Берендяковым начал ходить на рыбалку на Оку. Ходили в воскресенье на целый день. Рыбу ловили на донки на червя, но кроме ершей нам ничего не попадалось. Но так как донок было несколько и на каждой по 5 крючков, то ершей ловили много, уха была из них очень вкусной. По Оке в это время гнали много плотов. Это были огромные связки больших стволов. На них стояли шалаши, горели костры, на которых в подвешенных котелках варилась еда. На каждом была команда небритых мужиков с длинными шестами в руках, а в конце плота стоял рулевой у приделанного длинного руля и подавал команды остальным. И все бросались с одной стороны плота на другую и, дружно погружая шесты в воду, отталкивали плот от берега, если он подходил к нему слишком близко. Плоты гнали в основном с Угры, так как вдоль неё было много сосновых лесов. Говорили, что гонят в Сталинград. Зимой закончилась Сталинградская битва, и от города ничего не осталось. Надо было все восстанавливать. Вот так и Калужская область принимала участие в восстановлении города-героя , где  немцам поломали хребет.

Лето в Калуге было уже более спокойным, а в сентябре пришла долгожданная весть – наш край освободили от захватчиков, конечно, впереди еще были почти два года войны, лишений, похоронки приходили в семьи, но мы знали, что победа все же будет за нами.

Фото из личного архива 

Владимира МОРОЗОВА.