Не верю!

14:44, 17 ноября 2020

Зрительский взгляд на премьеру спектакля «Д’Артаньян и три мушкетёра» областного драмтеатра

На сценическом приветствии открытия 244-го театрального сезона, было весело и интересно. Актеры с юмором рассказали, как им не хватало зрителей в период пандемии, как важно соблюдать меры безопасности, и благодарили медиков за их самоотверженный труд. А вот сам спектакль по «Трем мушкетерам» Александра Дюма, поставленный главным режиссером театра Владимиром Хрущевым, я бы удачным не назвала.

 Что-то пошло не так

Большая часть зала откровенно скучала уже после нескольких первых сцен, а во втором отделении ряды и вовсе сильно поредели. 

Еще перед показом руководство ссылалось на затянувшийся ремонт, который не позволил актерам нормально репетировать. Тем не менее некоторым и без достаточного количества репетиций удалось себя показать. 

Так, неожиданен и хорош  был Сергей Вихрев в роли галантерейщика Бонасье — доверчивого и надежного мужа.  Зоя Останина в малюсенькой роли де Ланнуа, фрейлины королевы, показала нам типичную дворцовую беспощадную стерву и интриганку, готовую на все ради служения кардиналу, и даже на убийство. Очень ярко актриса сыграла и мимикой, и походкой, и жестами – восторг. Игорю Постнову всегда удаются роли аристократов, не стала исключением и роль Людовика XIII. Елизавета Лапина – нежная и прекрасная в роли Констанции – была абсолютно на месте, режиссер подметил, что она, как шкатулка с секретом, не так проста в своей простоте, а имеет потайной ящичек, наполненный властностью и страстью. Вполне убедителен оказался Сергей Лунин – стареющий де Тревиль.

Однако, на мой взгляд, режиссеру не удались образы ни кардинала Ришелье, который представлен как мелкий интриган и пакостник, ни герцога Бэкингема, который смотрелся бледной немощью, без голоса, лица и характера. Леди Винтер — не коварная обольстительница, а просто мерзкая потаскушка, с которой забавляется в свободное от интриг время Ришелье, приковывая наручниками. В этой женщине есть только грязь, но нет никакого секрета, нет той тайны, которую вложил в ее образ Дюма. Актриса честно пыталась играть и страсть, и властность, и злость, но тщетно. Эта актриса другого плана, мне кажется, режиссер ошибся: для роли Миледи внешней красоты мало.

Ну и о четверке главных героев: чего-то гасконского не хватает Д`Артаньяну, вечно суетящемуся, бегающему. Да, он молодой человек, но где его бесшабашность, пылкая юность? У Портоса никакого обаяния, это не милый увалень, способный сокрушить врага, но нежно любящий свою даму и домашний уют, а какой-то невзрачный человек. Арамис — красавец, да, утонченный, да, но у Дюма он еще и ловелас, умный и высокообразованный мужчина, а здесь все скрыто красивым париком. Но хуже всего с Атосом. Режиссер пытался нам показать, что он лидер четверки, но этого не получилось. Обаяния ноль. А кто придумал ему эти высокие ботфорты, из-за которых он ходит, будто кривая табуретка. 

Вот честно, я бы не влюбилась ни в одного из этих господ. Не знаю, как это все задумал режиссер, для меня его замысел за все время спектакля так и остался нераскрытым, но в этой постановке больше симпатизируешь галантерейщику Бонасье.

Песни, шпаги и балет

Порадовала работа художников Людмилы Некрасовой и Оксаны Богданович, бутафоров, декораторов, костюмеров и осветителей.  Сценография, где все было продумано до мелочей, была на высоте. Декорации «играли», были неким действующим лицом и спасали происходившее на сцене. Стеклянная пирамида от Лувра в современном Париже переехала на сцену очень удачно. Она стала и залами дворца, и площадью у аббатства, и подобием ширмы, создающей эффект толпы, фигур вдалеке и прочие интересные иллюзии. Через этот импровизированный «парничок» актеры выходили наружу, прятались там, переодевались. В общем, это круто.  Еще очень здорово придумана скачка мушкетеров на табуретах, типа на конях. Это чудо эквилибристики надо видеть.

Понравилась и задумка с надписями-письмами короля и королевы. Режиссер верно подметил, что, видимо, так и общались супруги, соединенные насильно в детстве и сохранившие детскую ненависть друг к другу на всю жизнь. Безусловно, это неожиданно свежо, и это удача режиссера.

А песни в спектакле, думается, большая его ошибка. Выглядело, будто поют дети из детского сада. Слова наивные, ни уму ни сердцу, даже голос Лизы Лапиной не спас положение. А вот музыка была хорошая – ею бы и ограничиться. А то водевиль да и только. 

Шпаги. Разве роман не насыщен фехтованием? А на сцене? Мне вспомнился спектакль «Ромео и Джульетта», место противостояния Капулетти и Монтекки, где под песню «Короли ночной Вероны» актеры разыграли стычку на шпагах. Как это зажигательно было исполнено, хотя собственно фехтования там было не так много. А здесь – ни игры, ни фехтования. Разве только сцена, когда Д`Артаньян пытается завладеть письмом для начальника порта. А драка в Менге по приезде Д`Артаньяна, его дуэль с тремя мушкетерами, их схватка с гвардейцами кардинала — тусклые. Ни азарта, ни драки. Как пошутил бы де Тревиль, по всей вероятности, шпаги-то соломенные.

Ну а Марлезонского балета просто не было. Его объявили, но он состоялся как бы понарошку. 

Констанцию не отравили

Да, почему-то режиссер решил этого не делать. Зато он решил оставить в живых леди Винтер. Спектакль заканчивается, а по ощущениям просто обрывается на доставке подвесок и Марлезонском балете, которого мы не увидели. Тем самым не показано главное преступление Миледи, раскрывающее ее сущность. Ну и, видимо, поэтому ее саму не казнили. За что? Она же ничего не совершила. Что хотел сказать режиссер такой концовкой, я не поняла. 

Нельзя сказать, что сам роман Дюма такой уж искрометный и динамичный, но читать интересно. А  смотреть было скучно. Действие спектакля получилось  затянутым, местами паузы внутри диалогов и монологов были неоправданно большими, создавалось впечатление, что актеры не вполне знают текст. 

* * *

Эту премьеру мы ждали очень долго. Вмешался коронавирус, запрет на массовые мероприятия, в театре шел масштабный ремонт, который никак не мог закончиться, репетировать было почти негде, собираться было проблемно. И, наверное, можно принимать оправдания и ими утешаться. Но вообще, я думаю, спектакль был «недопечен», оттого и праздника настоящего не получилось, и вышло все очень обидно и для зрителей, и для актеров.

Татьяна Петрова.