И величественный мемориал, и скромный обелиск

10:04, 09 июня 2017

Сохраняются в Спас-Деменском районе как объекты культурного наследия.

Гнездиловская, она же Комсомольская, высота

Из Новосибирска к нам пришло письмо от Регины Сергеевны Горской - внучатой племянницы Марии Андреевны Понькиной, погибшей и похороненной на Гнездиловской высоте: 

«Мы с дочкой и мужем занимаемся созданием семейного архива, - пишет она. - Моя бабушка Елена Андреевна Устинова, в девичестве Понькина, передала нам фотографии своей сестры и братьев, погибших на войне. Через интернет-ресурсы и архивы мы стараемся восстановить боевые пути соединений, где служили наши родственники. Мы нашли несколько статей из вашей газеты, где рассказывается о том, как бережно в вашем районе хранят память о воинах-сибиряках. Наша семья будет очень признательна за любую информацию о нашей Машеньке. Если можете, поделитесь с нами сведениями, которые есть в ваших архивах».

С нежностью автор письма рассказывает о своих дедушках и бабушках – представителях самых разных профессий. Об известных в свое время людях, награжденных орденами и медалями, и простых тружениках. Эти сведения семья по крупицам собирала отовсюду. Поэтому письмо пришло и к нам в Спас-Деменск. Мы, конечно, ответили Регине Сергеевне. Думаем, что наше письмо станет ценной страницей в истории их родословной. Теперь они знают о гибели Маши Понькиной. 

В 1998 году на Гнездиловскую высоту приезжала участница боев Мария Николаевна Кудряшова. Она поделилась с нами своими воспоминаниями. 

- Над Сибирью не летали бомбардировщики и не гремели взрывы, - рассказывала она. - Но Родина сказала: «Надо!» И сибиряки пришли защищать вот эту землю. Наш 62-й полк формировался в Новосибирске, а звание гвардейского получил за город Белый. 

В батальоне нас было 12 девчат. Все полегли, кто здесь, кто дальше. Бой за высоту продолжался несколько суток. Такого леса в ту пору не было, и высотка казалась голой, изуродованной. 

Все вокруг гремит, а на руках у меня умирает Маша Понькина и просит, просит: «Спаси меня, жить хочу!» А рядом Ольга (снаряд накрыл их двоих). Вижу, ползет в ту сторону, куда откатился бой. «Ты куда, - кричу, - сумасшедшая, ползешь?» А она мне в ответ: «Там билет комсомольский в гимнастерке остался». Поэтому и высота Комсомольской называется, что впереди шли комсомольцы-сибиряки. Многим из них – Борису Богаткову, Ольге Жилиной и другим – в Новосибирске установлены памятники. 

Не смогла я тогда спасти Машеньку, похоронила ее в ячейке, а сама пошла с боями дальше. Немцы, укрепляя оборонительные рубежи под Ельней, сняли все рельсы, шпалы с железнодорожного полотна в районе Павлинова и дальше. Такая бомбежка была, немецкие эскадрилья за эскадрильей сыпали на нас снаряды. Казалось, все небо обрушилось. Там мы многих потеряли, и я попала в эту кашу. Получила контузию и второе ранение в спину, голову, бедро, руку. С тех пор на инвалидности. 

Каждые пять лет я езжу в Новосибирск, где мы, ветераны 61-го полка, собираемся. Участников боев за Гнездиловскую высоту в живых осталось мало. Ведь еще тогда в ротах оставалось по 15-20 человек.

На фото:

Гнездиловская высота, второе её название – Комсомольская. Первый деревянный памятник на ней в форме пирамиды со звездой был поставлен в честь бойцов 22-й сибирской гвардейской добровольческой дивизии уже в 1946 году. Затем установили новый памятник и стелу с именами более трёх тысяч погибших. За освобождение высоты два советских воина получили звание Героя Советского Союза. Это Алексей Васильевич Сосновский и Иван Семенович Поворознюк. 

В настоящее время после реконструкции 2016 года появились новые пилоны, баннеры, дорожки, облагорожена территория. Полтора месяца представители трудовых коллективов района работали на реконструкции мемориала. Памятник предоставило району безвозмездно Российское военно-историческое общество. Комплекс «Гнездиловская высота» включён в состав объектов культурного наследия Калужской области. 

 

А история этой могилки такова. На 40-летие освобождения Спас-Деменского района сестра Машеньки попросилась приехать со мной сюда. Я всю высоту облазила, нашла место, где держала ее умирающую. И мы на этом месте сделали холмик. А уже позже местные комсомольцы соорудили на могиле памятник, огородили его и каждый год приносят сюда цветы. Так что, по сути, под ним нет Машеньки. Эта могила всем девчатам, погибшим на Гнездиловской высоте. Вон как березка выросла, а была хрупкая, тоненькая, беспомощная, как девчонки в ту пору. 

Учёный и солдат

На городском кладбище Спас-Деменска в тиши высоких берез есть скромная могила. В ней покоится прах ученого с мировым именем профессора Леонида Алексеевича Кулика. Двадцать лет до войны ученый отдал на разгадку Тунгусского метеорита. В возрасте 58 лет добровольно ушел на фронт в народное ополчение. Осенью 1941 года его, раненого, потерявшего сознание, схватили гитлеровцы и отправили в концлагерь в Спас-Деменске. 

Узнав, что перед ними известный советский ученый, фашисты хотели сломать его волю, привлечь на свою сторону, но Кулик остался верен Родине. В лагере он организовал лазарет. Леонид Алексеевич связался с местными жителями, а через них и с партизанами. Из местных жителей он познакомился с учительницей села Всходы М. Заккис. Она приносила в лагерь для больных продукты, через нее учёный передавал письма жене. В одном из них он сообщал:

«Сегодня 21 октября 1941 г. Районное село Всходы Смоленской области. 

В селе безлюдно, люди прячутся в немногих пригодных для жилья зданиях. Оживлен лишь тракт, по которому движутся немецкие машины всех видов и размеров, иногда длинные эшелоны пленных. 

Горе осенило своим крылом Родину. Кто же я и что же я? Сейчас я прежде всего раненый. Рана на ноге улучшается, но медленно, так как я растравляю ее: толкусь с утра и до вечера, ибо я, во-вторых, санинструктор. А проще говоря, санитар при временном лазарете для советских раненых в селе Всходы. 

Сперва я был на перевязках и операциях и по уходу без прикрепления к палатам. Теперь за мной сохранили на операциях общий наркоз и прикрепили детскую палату. В ней 6 пациентов: Маня, Нина, Паня (3–5 лет), Ваня (12 лет), Дуся и Поля (17 лет). 

Чтобы узнать мысли военнопленных, фашисты заслали с целью шпионажа в лазарет «раненую женщину». Последствия сказались быстро. 

Заместитель бургомистра сообщил о непокорности пленных в Спас-Деменске, и оттуда прибыли каратели, которые учинили расправу. Было расстреляно около ста человек. Раненым было строго запрещено выходить даже в коридор под угрозой смерти. И когда один из них вышел из палаты, то тут же на месте был расстрелян…». 

Партизаны разработали план побега знаменитого учёного, но побег не удался. За час до назначенного срока гитлеровцы отправили Леонида Алексеевича в Спас-Деменск, в лазарет для военнопленных, находившийся на Морозовской горке. Это было в марте 1942 года. Здесь каратели бросили его в тифозный барак. На третьи сутки он заболел тифом, долго метался в бреду: бредил боями, побегом из плена, звал жену, дочку, что-то кричал партизанам, проклинал врагов, уговаривал кого-то идти с ним искать Тунгусский метеорит. Смерть прервала страдания ученого.

Кстати 

В 1927 -1939 годах Л.А. Кулик организовал 

и возглавил ряд экспедиций на место падения Тунгусского метеорита. Обнаружил радиальный характер сплошного вывала леса в месте падения, пытался найти остатки метеорита, организовал аэрофотосъёмку места падения Тунгусского метеорита, а также собрал информацию у свидетелей падения. 14 апреля 1942 года Леонида Алексеевича Кулика не стало. Похоронен местными жителями, сохранившими его могилу, которая является объектом культурного наследия района. 

Валентина ФЕТИСОВА, главный редактор газеты «Новая жизнь»

Фото автора.