Дом Чижевских в Калуге

10:29, 13 июня 2013

В центре Калуги - на перекрестке улиц Московской и Огарева - стоит желтый двух-этажный дом № 62/71, на котором с 1972 г. висит мемориальная доска: «В этом доме с 1913 по 1925 год жил Чижевский Александр Леонидович (1897-1964 гг.), известный советский ученый, профессор, один из основоположников космической биологии». 

О нем и его жильцах писал сам ученый в мемуарах. Двумя строками А.Л.Чижевский касается его истории: «Дом был построен во второй половине прошлого (XIX. – Ред.) века графом Толстым для собственного жительства, а затем продан купцу Баскакову». В техническом паспорте дома читаем иное: «Дом двухэтажный, каменный, постройки первой половины XIX в.». 

Проследим же историю дома по старым документам. Как и любая недвижимость, дом неоднократно продавался, а также дарился, переходил по наследству, закладывался, страховался.

В фонде губернского правления обнаружено дело с многообещающим заголовком: «Об отводе места под постройки домов подполковнику Романовичу с женой в 1826 г.». Из дела следует, что 8 февраля 1826 г. подполковник и кавалер Михаил Семенович Романович и его жена Наталья Гордеевна сообщили губернскому правлению о своем желании приобрести близ тюремного замка «пустопорожние» городские места рядом, но для каждого из супругов отдельно для постройки на них деревянных на каменном фундаменте домов по «высочайшеопробованному фасаду № 39», или, в переводе на современный язык, типовому проекту. Супруги просят губернское правление отвести «пустопорожние» места и выдать планы с фасадами.

Во исполнение указа № 112 от 13 февраля губернского правления губернским архитектором Соколовым, частным приставом Галкиным и гласным Пестриковым отведенные места были освидетельствованы, планы с фасадами на постройку двух одинаковых домов «учинены» и 12 апреля 1826 г. представлены на утверждение.

Планы были утверждены. Но строились ли дома? В 1828 г. таковые в имуществе Романовичей не значились, но в окладных книгах 1836-го и 1853 годов за Михаилом Семеновичем значатся «пустопорожние места во 2-й части Калуги». Интересующий нас дом впервые упоминается в январе 1827 г. 

Неизвестно, проживали ли в своем доме Романовичи. В исповедных ведомостях Иоанно-Предтеченской церкви за 1827 г. среди прихожан они не значатся, зато значатся их соседи: Иван Петрович Хлебников с сыном Григорием, Иван Максимович Волоснов с семьей, Никита Петрович Зяпкин с женой Параскевой, вдова Пелагея Ивановна Петрова с сыном Венедиктом Евдокимовичем и его семьей, Василий Масленников с семьей, Яков Дмитриевич Астахов с семьей.

В архивном фонде Калужской казенной палаты имеется дело с «решением Палаты о снятии запрещения с дома полковницы Натальи Романовичевой, наложенного в обеспечение взыскания с ее умершего мужа», из чего следует, что в 1828 г. в результате злоупотреблений по службе бывшего командира Калужского внутреннего гарнизонного батальона полковника Романовича на него было заведено военносудное дело. На полковника была начтена сумма 25 880 руб. 89 коп. «В обеспечение казенного начета» имение Романовича попало под «запрещение». В 1843 году «запрещение» было снято. 

В дальнейшем «дом Чижевских» принадлежал А.И. Золотухину, А.Н. Будаевской, А.И. Щегловой, Н.Д. Челищеву, его дочери М.Н. Гейер, А.Т. Чеченину, С.А. Денисовой, Н.И.Баскакову. 

Интересующий нас дом есть на плане г. Калуги, датированном 1913 г. Он по-прежнему оставался единственным в квартале каменным строением. 

В собственность Чижевских дом перешел на основании купли-продажи, зарегистрированной 17 августа 1913 г. в крепостной книге калужского нотариуса Н.Богданова. Из крепостного акта следует, что медынский купец Николай Иванович Баскаков, живущий в Полотняном Заводе, продает за 11 тысяч рублей полковнику Леониду Васильевичу Чижевскому, живущему в г. Калуге на Ивановской улице в доме Баскакова, собственную усадебную землю, свободную от залогов и запрещений, доставшуюся ему от Софьи Александровны Денисовой. 

Как указано в крепостном акте, Чижевский уже проживал в доме Баскакова. Сведений о найме квартиры и его условиях не обнаружено. 

В своем прошении на имя директора Калужской гимназии и реального училища Ф.М.Шахмагонова от 9 января 1914 г. о помещении в это училище сына Александра полковник Леонид Васильевич Чижевский указывал, что семья Чижевских проживает в г. Калуге на Ивановской улице в собственном доме под номером 43.

Обратимся вновь к воспоминаниям А.Л.Чижевского: «В 1913 году мой отец получил назначение в город Калугу, и мы всей семьей переехали туда. Был приобретен дом по Ивановской улице, 10». Но в архивных документах А.Л. Чижевского адрес означен иначе: Ивановская улица, д. № 43. Неверная информация о номере дома, имеющаяся в мемуарах ученого, вошла в современные публикации о нем и в технический паспорт дома. 

В 1918 г. два квартала начала Ивановской улицы переименованы в проспект К.Либкнехта, остальная ее часть - в проспект Л.Троцкого. Дом Чижевских приобрел новый адрес: проспект Л.Троцкого, дом 10. Но еще долгое время на конвертах и документах А.Л. Чижевский продолжал писать: «ул. Троцкая (б. Ивановская), дом № 10 (б. 43)». Карта Калуги 1922 г. уточняет адрес: угол проспектов Троцкого и Огарева, дом 10/71. С 1912 года на первом этаже этого дома на условиях аренды размещалось 1-е приходское мужское училище, а семья Чижевских ютилась на втором этаже. 

Срок аренды дома Чижевского оканчивался 20 мая 1914 г. В ответ на запрос Чижевского от 20 февраля 1914 г. горуправа уведомляет его, что училище будет переведено в собственное здание, а «наемная квартира по окончании учебного года будет очищена».

7 мая же руководство училища просит горуправу продлить срок аренды до 1 июня. «Непредвиденные обстоятельства» не позволили переехать училищу в другое здание не только в 1914 г., но и позднее. В Памятных книжках Калужской губернии вплоть до 1917 г. указывался адрес училища: Ивановская улица, дом Чижевского.

После революции все школы и училища находились в ведении городского отдела народного образования.

После декрета «О единой трудовой школе», принятого ЦИК 16 октября 1918 г., 1-е мужское приходское начальное училище было слито с Ивано-Предтеченским начальным церковно-приходским. Вновь образованное учебное заведение получило название «16-я Калужская советская единая трудовая школа-коммуна 1-й ступени» и по-прежнему располагалось в доме Чижевских. 

К концу 1919 г. 16-я школа переехала на Театральную улицу (ныне ул. Кирова), а на освободившейся площади в доме Чижевских разместилась 18-я единая трудовая школа 1-й ступени, образовавшаяся из 3-го женского начального приходского и Васильевского церковно-приходского училищ и располагавшаяся до этого на Интернациональной улице (ныне ул. Суворова). 

Были моменты, когда семье приходилось «уплотняться». 

В период Первой мировой войны - в начале 1916 г. - в доме недолго был «военный постой», обязательный для всех домовладельцев, «имеющих к тому условия». Очевидно, квартиранты не были стеснительны и пользовались всем, что им было доступно. Не потому ли в письмах с фронта обеспокоенный Леонид Васильевич настаивает на отводе семье постояльца Дунина «только одной большой комнаты - гостиной вместе с передней»? 

Попытки вселить в квартиру Чижевских посторонних людей предпринимались и после революции. Вот как пишет об этом «Рабочая газета»: 

«Вскоре после забронирования квартиры за Чижевским начались систематические нападки, притеснения и попытки вселить на его площадь посторонних людей. В 1924 г. возбуждается в народном суде уголовное дело о самоуправстве за отказ впустить жильцов, направленных комхозом. Суд выносит Чижевскому оправдательный приговор, разъясняя одновременно комхозу необоснованность его требований. За этим следует ряд придирок, связанных с кварт-платой, ремонтом и пр. 

14 августа 1926 г. агенты комхоза произвели насильственное вселение в квартиру Чижевского семьи гражданина Бобарыкина, состоящей из пяти человек. Вселение сопровождалось оскорблениями, руганью, угрозами. Чижевский, 70-летний инвалид, обращается за помощью в горсовет и к прокурору. 

Президиум горсовета дважды постановляет выселить гр-на Бобарыкина с семьей из квартиры Чижевского. Губ-прокурор предписывает комхозу освободить в кратчайший срок квартиру Чижевского. 

Комхоз игнорирует постановление Совнаркома, Реввоенсовета, президиума горсовета, требование прокурора, комхоз гнет свою линию. 

Прошло 3 месяца, переписка продолжается, то вспыхивая, то замирая. А беспомощный старик по-прежнему лишен необходимых удобств…» 

Судя по тому, что в воспоминаниях А.Л.Чижевского и его родственников нет упоминания о Бобарыкиных, проживание квартирантов в доме длилось недолго и вопрос был решен в пользу хозяев. 

Какова же дальнейшая судьба дома?

Еще при жизни Л.В.Чижевского первый этаж дома после школы занимали коммунальные квартиры. После его смерти дом использовался по разному назначению. 

В 1941 г. при освобождении Калуги во время ожесточенных боев были разрушены межэтажная лестница, балкон и мезонин. При реставрации мезонин не был восстановлен, а балкон - лишь частично.

С 1943 г. дом был передан на баланс управления Московско-Вяземской железной дороги и стал общежитием слушателей дортехшколы. С 1976 г. железнодорожное управление сдавало здание в аренду Калугаоблгазу, который сделал двухэтажную пристройку с гаражами. 

С 2000 г. часть дома занимает Научно-просветительный и культурный центр А.Л.Чижевского. 

Ольга СЁМОЧКИНА,
Лариса БАЦАНОВА.
Фото Николая ПАВЛОВА. 

Комментарии

Андреев 20.06.2013 13:19:30

Заведующая читальным залом Государственного учреждения "Государственный архив Калужской области" Лариса Анатольевна Бацанова официально заявила, что не является соавтором данной статьи.